ТРИУМФ ЗЛА в УЗБЕКИСТАНЕ

А.САД – координатор ОПЧУ

Т.Якубов – председатель ОПЧУ

Адепту притворства в политике, Исламу Каримову, безо всякого сомнения можно поставить в «заслугу» дальнейшее укоренение притворных исполнительной, законодательной, судебной властей и, наконец, притворных СМИ, повсеместно притворяющих открытость демократизации общества.

«Притворный» и  «Притворять» от слова «притвор», т.е. место створа (совмещения) частей закрывающегося объекта, обычно снабженного запорным механизмом и обладающего известной щелью неровности;

в первом значении – «выдаваемый за искренние»,

во втором – «осторожно, не привлекая внимания прекратить функционирование чего-либо».

 

Притворность политики

За некоторым исключением, президент Узбекистана И.Каримов почти всегда выражает якобы правильные, т.е. заведомо популистские мысли, в которых чувствуется вышколенная партийность коммунистической школы:

— он больше всех ратует о демократии, но она в Узбекистане не состоялась из-за притворности проводимой им политики;

—  он рекламирует верховенство законов, но — об этом знают все — оно обеспечено столь же притворными исполнительной, законодательной, судебной властями и средствами массовой информации, как и сама притворная политика, в силу чего их “верховенство” в кавычках априори симулируется органами, ответственными за их обеспечение;

— он рьяно расточал дифирамбы в адрес демократических правительств, но, в конце концов, полностью от них отвернулся,

— он постоянно говорил о гражданском обществе, но, произвольно внеся Общество Прав Человека Узбекистана в проскрипции оппозиции, не дал ему ни единого шанса пройти государственную регистрацию;

— он в своих выступлениях проповедует «Иншааллах», но, тем не менее, за религиозные убеждения отбывают наказание десятки тысяч молодых узников совести;

— он не упускал случая, дабы не просветить: «Землю необходимо отдать тому, кто ее обрабатывает», но ограничился не более чем декоративным переводом вывески «колхоз» на «ширкат»;

— много судача о чистоте морали, призывая всех к нравственности, выпестовал самую коррумпированную в постсоветском пространстве исполнительную власть.

В данных условиях политики тотального притворства правозащитному движению практически осталось лишь пытаться назвать управленческие субъекты общественных правоотношений своими именами, соответствующими не притворной суггестии пиара их деяний, а мракобесию последствий этих деяний.

 

Притворная исполнительная власть

О притворности исполнительной власти во главе с президентом, бывшим коммунистическим лидером страны, ходят легенды. О ней впервые заговорили, когда райкомы, горкомы и обкомы коммунистической партии в начале 90-х годов прошлого столетия были перелицованы в хокимияты (районные, городские и областные), а секретари райкомов, горкомов и обкомов переименованы в хокимов.

Притворность исполнительной власти состоит в том, что под демагогию о демократизации общества была легализована еще более нетерпимая к инакомыслию тотальность кланово-административного управления страной.

Как известно, администрирование канонически опирается на порождающие друг друга доминанты монады «прескрипт-дефицит». Собственно неизбежное вырождение доминанты управленческого императива на, всех возмущавших в то время, дефицит и похоронил Советский Союз.

Обобществлением всего и вся он в свое время якобы обеспечил абсолютный доступ каждого ко всем ресурсам страны. Однако, при этом в приказном порядке установил такой режим производства ВВП при котором каждый труженик стал живым винтиком неизвестно чьей воли.

Обжегшись на приказном тоталитаризме, перелицованная Исполнительная власть продолжила, под неуклюжую отговорку некоего особого пути, усугублять негативы этой управленческой монады. При якобы неограниченной свободе действий труженик, вновь ограниченный частной собственностью в доступе к ресурсам страны, оказался способным проявлять свою предприимчивость в части производства разного рода эрзацев.

В общем, якобы отказавшись от принципов партийно-административного, точнее кланово-административного управления страной имела место, по сути, модернизация администрирования дефицитом возможностей. Для этого, тотальность директивной системы инструкций и положений дополнили прескриптом схем организаций исполнительной структуры, под которую установлен жесткий фонд заработной платы. В результате страну захлестнула безработица и товарный дефицит, а конфигурированная кабальным образом экономика пала перед социальным недоверием к национальной валюте.

Меры ограничения инфляции фактически подорвали возможности накопления первичного капитала, т.е. борьба с теневым обращением наличности олигархов похоронила мечту о возникновении класса реальных предпринимателей, опустив страну на диету исключительно алиментного потребления.

 

Притворная законодательная власть

Эта, казалось бы, нелепость словосочетания начала реально материализоваться еще в 90-м году прошлого столетия с деяний, которые ныне квалифицировали бы не иначе как посягательством на конституционный строй. При заведомом отсутствии в Конституции УзССР правовых норм смены государственного строя тогдашнему Верховному Совету УзССР под панику разборки Паркентских (03.03.90) событий Каримовым был внесен ни больше, ни меньше как проект «Конституции Президентской республики».

Кстати, правовой нормы конституционной смены государственного строя нет и в Конституции РУз от 08.12.1992, хотя необоснованных в этом случае обвинений в данном посягательстве предостаточно.

За столь дерзкий демарш на 1-ой сессии Верховного Совета УзССР 12-го созыва он был вознагражден назначением на 5 лет декоративным постом президентства согласно внесенного Постановлением Верховного Совета УзССР за №6-XII от 24.03.90 изменения в Конституцию УзССР. Однако под Наманганские события (02.12.90) президент УзССР был уже наделен дискреционными полномочиями.

О провозглашении 20 июня 1990 года «Декларации о независимости Узбекистана» под авторством профессора Атаназара Арипова, сейчас уже мало кто помнит, хотя ежегодно отмечается принятие 31 августа 1991 года «Декларации о независимости Республики Узбекистан».

Таким образом, законодательная власть изначально создавала имманентному волюнтаризму президента паблисити непреклонного борца за устои демократии в условиях якобы крайне напряженной общественно-социальной необходимости особого правового регулирования республики, что заведомо предопределило притворную законность юридической ответственности согласно проскрипциям власть предержащих. В противном случае в Конституции РУз не нашли бы места явные алогизмы, порождающие правовой нигилизм «Закон, что дышло…».

Так общеизвестно, что республику, не суть важно как ее называют, содержащую в своем территориальном устройстве иную суверенную республику должно называть федерацией. Этот посыл более чем уместен Республике Узбекистан, поскольку в ней установлена единая Конституция РУз и единое гражданство. Больше того ст.74 К РУз наделяя Республику Каракалпакстан правом выхода из состава РУз вошла в противоречие ст.3(2) К РУз о якобы неделимости территории РУз.

Такое же притворство сквозит в установке ст.3(2) К РУз о якобы исключительной компетенции в неприкосновенности границ, хотя их нерушимость — прерогатива международных отношений. Отрицание этого означает скрытую пропаганду войны вопреки принципу ст.17(1) К РУз, декларирующего неприменение силы или угрозы силой.

При этом принимаемые законодательные нормы, внешне соответствуя международно-признанным критериям, гарантируют безусловность их исполнения по феодальному принципу, т.е. «Закон есть закон, но, что скажет бай[1]?». Притворная «законодательная власть» принимая с одной стороны законы, которые, повторим еще раз, внешне соответствуют международно-признанным критериям, тут же, ублажая аппетит нетерпимой к инакомыслию исполнительной власти, принимает ряд «изменений и дополнений» к ним, сведя на нет притворно декларированные демократические ценности этих законов.

Наглядный тому пример, это в частности внесение 22 октября 2005 года в Кодекс Республики Узбекистан об административной ответственности новой статьи 239 (Нарушение порядка осуществления деятельности негосударственными некоммерческими организациями):

[Осуществление деятельности негосударственными некоммерческими организациями (за исключением религиозных организаций), а также их представительствами и филиалами без государственной регистрации (постановки на учет)-

влечет наложение штрафа от пятидесяти до ста минимальных размеров заработной платы].

Таким образом, кабальные формы управленческой деятельности государства вероломно устремлены на экономическое удушение уже не только деятельности оппозиционных сил, но и прав и свобод граждан, как таковых.

ГЛОССАРИЙ

Имманентный (лат. immanentis – свойственный, присущий) – внутренне присущий какому-либо предмету, явлению, проистекающий из его природы;

 

Волюнтаризм (лат. voluntas – воля) – политика, не считающаяся с объективными законами исторического процесса, с реальными условиями и возможностями, определяемая субъективной волей и произвольными решениями осуществляющих ее лиц;

 

Суггестия (лат. suggestio) – внушение;

Компиляция (лат. compilatio – собрание документов) – частное или официальное издание (собрание) законов;

 

Ассерторический (лат. assertorius – утвердительный) – ассерторическое суждение – суждение, в котором лишь утвердается факт, но не выражается его непреложная логическая необходимость.

 

Деликт (лат. delictum) – правонарушение, т.е. незаконное действие, проступок, преступление; в более узком смысле – гражданское правонарушение, влекущее за собой обязанность возмещения причиненного ущерба;

 

Каталепсия (греч. katalepsis – схватывание; припадок) – оцепенение, застывание всего тела или конечностей в каком-либо положении, сопровождаемое потерей способности к произвольным движениям;

 

Паблисити (англ. publicity – реклама, известность, популярность;

 

Потенция (лат. рotentia – сила) – наличие сил, материальных средств и других возможностей, необходимых для каких-либо действий;

 

Эвфемизм (греч. euphemismos: eu – хорошо + phemi – говорю) – более мягкое слово или выражение вместо грубого или непристойного, например, «не сочиняйте» вместо «не врите»;

 

Тавтология (греч. tauto – то же самое, logos – слово) – повторение того же самого другими словами

 

Проскрипция (лат. proscriptio — список лиц, объявленных вне закона)

2 июля 2006 г.

Ташкент


[1])  Бай – богач (богатый человек), общественная значимость которого зиждется  на страхе перед его вседозволенностью

Реклама
Categories: СТАТЬИ | Оставьте комментарий

Навигация по записям

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: