Талиб Якубов

 

ПЕРЕПОЛОХ В СТАНЕ ГБР

 

Часть 2

foto_(1)

Акмаль САИДОВ,
Директор Национального центра
Республики Узбекистан
по правам человека

2 сентября совещание открыл сам А.Саидов и произнес внушительную речь, но в его выступлении не было ни слова о массовости и систематичности применения пыток в Узбекистане. Первое слово он предоставил Алишеру Шарафутдинову, начальнику Главного следственного управления МВД, одному из главных палачей узбекского народа, который в своем выступлении также игнорировал массовость и систематичность применения пыток. Далее в таком же ключе выступил и Михаил Гуревич, заместитель начальника Главного управления исполнения наказаний.

Неожиданно А.Саидов предоставил слово мне. В коротком своем выступлении я сказал: «Для искоренения пыток «Национальный план» не разрабатывают. Его разрабатывают, например, для поднятия сельского хозяйства, медицины, образования и т.д. до мировых стандартов. Есть две пути искоренения пыток. Как известно, в условиях авторитарных режимов власть имеет пирамидальную структуру, и поэтому пытки не могут остановить даже министр внутренних дел, Генеральный прокурор и председатель СНБ. Их может остановить только сам президент, сказав вышеперечисленным лицам: «Ребята, кончайте пытать людей, вы опозорили страну!». Или применить немецкий метод. Послевоенный бундестаг Германии принял специальный закон, по которому все члены нацистской партии изгонялись из государственной службы. Четко следуя этому закону немцы за короткое время смогли построить демократическое общество. Так вот, парламент Узбекистана Олий Мажлис должен принять закон, по которому все лица из силовых структур, причастные к применению пыток, должны быть изгнаны из государственной службы».

Мое выступление не на шутку взбесило А.Саидова, он стал буквально кричать: «Нет у нас массовых пыток, откуда господин Тео ван Бовен взял, что у нас они применяются систематически и в массовом порядке? По каким критериям он это вычислил? Господин Якубов такой, сякой …» и т.д. Меня, однако, поддержали представители международных организаций.

После совещания я заявил С.Исмаилову, что ОПЧУ в данном проекте участвовать не будет. Он знает не только это, но и другое. Меня пригласила к себе госпожа М.Север и сказала: «Ваша организация двенадцатый год не имеет государственную регистрацию. Мы хотим вам помочь ее получить. У нас есть грант, который будет использован для регистрации правозащитных организаций, в первую очередь – ОПЧУ. Соберите своих людей, приходите сюда такого-то числа и наш сотрудник с вами об этом поговорит».

Две такие встречи состоялись с участием господина С.Исмаилова, который предъявил нам  более 30 вопросов, касающиеся деятельности ОПЧУ. Я и некоторые региональные руководители ОПЧУ сразу заметили, что часть из этих вопросов из категории тех, которыми серьезно интересуются спецслужбы. Мы отказались на них отвечать.

Когда ОПЧУ отказалось участвовать в проекте, связанный с «Национальном планом», госпожа М.Север пригласила в свой кабинет Абдужалила Бойматова, члена Секретариата ОПЧУ, и тоном, не допускающего возражения, заявила: «Мы хотели помочь вашей организации с регистрацией, но теперь этого не будет. Она никогда не добьется регистрации».

Мы прервали все отношения с ФХ. Семь правозащитные организации направили письмо на имя госпожи Дженифер Виндзор, директора центрального офиса этой организации в Вашингтоне, в котором выражалось удивление по поводу деятельности госпожи М.Север, но она не дала никакого ответа.

Спустя некоторое время стало известно, что создана, так называемая, «Группа быстрого реагирования» из 10 или 11 человек, которую возглавил С.Икрамов, один из самых приближенных людей к госпоже М.Север. Как он выбирал людей в ГБР, являются ли они правозащитниками или нет, имеют ли они опыта работы по мониторингу за деятельностью следственных органов и колоний – эти вопросы никак не освещались.

Например, в ГБР-1 вошла Раъно Азимова, чей сын давно отбывал срок заключения (кстати, сидел за свои религиозные убеждения). Она добивалась освобождения своего сына, но не являлась правозащитницей. Когда ГБР развалилась, Раъно  призналась: С.Икрамов ее убедил, что если она войдет в ГБР, то, встречаясь с представителями силовых структур, ей удастся сына вызволить из тюрьмы. О трех-четырех членов ГБР-1 никто толком ничего не смог сказать, никто их в рядах правозащитников никогда не видел.

Тем временем, в офисе ФХ начались встречи группы представителей силовых структур во главе с А.Шарафутдиновым и ГБР-1. Встречи проходили два раза в месяц, но о чем там шел разговор нам простым смертным не дано было знать. Далее встречи стали проводить в живописном Чимгане в сотне километрах от Ташкента, в здании туристического отеля. Эти поездки устраивали всех: и следователей из МВД, прокуратуры и СНБ, и, конечно, выдающихся и неподкупных правозащитников. Как говорится, «и овцы целы, и волки сыты».

Однако, к концу 2003 года мне знакомые сообщили, что в ГБР-1 присутствуют два представителя ОПЧУ: Саиджахон Зайнобитдинов, председатель Андижанского областного отделения и Мели Кобилов, председатель Джизакского городского отделения организации. Стало известно, что по указанию госпожи М.Север их обманом и посулами вовлек в ГБР С.Икрамов.

Дело в том, что не только все расходы (питание, транспорт и проживание) членов ГБР оплачивались из того гранта, о котором я выше говорил, но и им выплачивалась неплохая, так сказать, зарплата. Она-то и привлекала многих, если не всех, членов ГБР к участию на «переговорах» с властью, а не искоренение пыток в следственных органах и колониях.

Мы недвусмысленно поставили перед джизакцем М.Кобиловым и андижанцем С.Зайнобитдиновым условие: если вы желаете участвовать на данных переговорах, пожалуйста, участвуйте, но не от имени ОПЧУ, и вам следует выйти из организации. Я неоднократно им объяснял смысл затеянной игры власти и ФХ, предупреждал их, что данная затея потерпит провал. Со временем, когда политический режим изменится в лучшую сторону, говорил я, мы не должны краснеть перед людьми за свое предательство; люди не должны показывать пальцем на ОПЧУ и говорить, что оно способствовало избавлению жестокой власти от международного позора, которая в следственных органах, колониях, и просто в милицейских участках пытками умертвила сотни и тысячи ни в чем неповинных своих сограждан. Не помогло. Соответственно 13 мая и 12 сентября 2004 года С.Зайнодитдинов и М.Кобилов были выведены из рядов ОПЧУ.

В сентябре 2003 года ОПЧУ выступило с заявлением, в котором мы осудили провокационную деятельность госпожи М.Север и ее сподвижника С.Икрамова. Мы заявили, что их затея потерпит скорый и полный крах. Так и вышло. Пытки же как были, так и до сих пор продолжаются применяться с той же интенсивностью и бесчеловечностью.

Уже ближе к концу 2004 года стало совершенно очевидным развал ГБР-1 и переговоров ягнят с волками. Говорили, что С.Икрамов перестал ходить в офис ФХ, хотя год назад он каждому встречному и поперечному говорил, что после окончания контракта госпожи М.Север, именно ему будет доверено ее место. Был бы он не он, если бы он не вышел из воды не только сухим, но и с выгодой.

Когда уход госпожи М.Север стал безоговорочным, он с несколькими правозащитниками устроил пикет против нее возле офиса ФХ. Очень скоро, после андижанских событий, над офисом ФХ сгустились тучи – власти вознамерились изгнать организацию из страны. И изгнали. Но это произошло уже при новом руководителе – госпожи Бранки Шесто из Хорватии. Так бесславно закончилась, так сказать, «эра» госпожи М.Север и С.Икрамова.

Сможет ли господин С.Исмаилов сказать, что все было не так? Как и всякий эС-эН-Бэшник он может и умеет все переворачивать, но живы и здравствуют, Слава Аллаху, десятки и сотни людей, которые смело могут  подтвердить мои слова. Самое главное, власти ничего не добились со своим притворным «Национальным планом» и петля на шее у И.Каримова может затянуться в любой момент.

Он изгнал из страны почти все неправительственные международные организации, включая УВКБ ООН, изгнал зарубежные СМИ и радио, посадил лучших правозащитников и журналистов, многие вынуждены были покинуть свою родину. Он старается выдать себя как строго принципиального, несгибаемого руководителя. Но это далеко не так. Создание ГБР-2 показывает, что он не на шутку боится международной ответственности за свою преступную политику, особенно за то, что именно он применение пыток возвел в ранг государственной политики.

В ноябре 2007 года в Женеве Комитет против пыток вновь рассмотрит официальный отчет правительства Узбекистана, и на фоне андижанских событий вряд ли власти страны в Женеве завоюют себе положительные политические очки. Поэтому, власть опять прибег к услугам защитников прав человека, но своих. Последние,  не брезгуя ни чем, в частности, от плагиатства, такую услугу, какую в свое время оказывал С.Икрамов, могут им предоставить.

«Причем тут плагиатство?» — может спросить непосвященный наш читатель. А притом, что член ГБР-2 из г.Бухары господин Шухрат Ганиев, председатель Гуманитарно-правового Центра, очень быстро выдал на гора одну внушительную статью «Проблема раздвоения среди правозащитного движения Узбекистана» и аж три доклада под названиями «Милиция о милиции», «Мнение узбекской молодежи о милиции» и «Физическое насилие в правоохранительных органах». Так как господин С.Исмаилов прекрасно владеет английским языком, эти материалы быстро появились и на этом языке, и если учесть возможности современных средств связи, надо полагать, то они добрались и до многих международных организаций, и пудрят им мозги.

Но славная узбекская СНБ на сей раз проехала мимо. В каждый миг миллионы людей имеют дело с Интернетом и следят кто что пишет. Когда господин Ш.Ганиев «сочинял», вернее списывал, вышеназванные доклады, был на сто процентов уверен, что никто в мире это не заметит. Однако, заметили. И указали первоисточник и автора из Татарстана. БРАВО тому, кто плагиат обнаружил! Один неизвестный (по крайней мере – мне) товарищ одной строкой блестяще показал чего Гэ-Бэ-Рэшники стоят. Еще раз – БРАВО!

Оказавшись в луже, наверное Гэ-Бэ-Рэшники задумались, на кого послать ядовитую стрелу? Полагаю, ответ нашелся мгновенно: на Талиба Якубова, на кого еще! И сочиняют свое заявление, из которого приведу небольшой кусок: (Цитата)

«Последний раз такая клевета против ГБП была распространена в сети Интернет гос-ном Талибом Якубовым. Гос-н Якубов обвинял ГБР в плагиате докладов российской правозащитной организации и таким образом пришел к выводу о том, что ГБР сотрудничает с властями Узбекистана».(Конец цитаты).

Как видно из заявления плагиат обнаружил я, и авторы заявления считают, что замеченное «мной» не является плагиатом и называют меня клеветником. Но буквально через пару дней появляется другое заявление ГБР-2, в котором говорится: (Цитата)

«ГБР признает факт плагиата и приносит свое извинение за это в первую очередь перед российской правозащитной организацией Правовой Вердикт, а также перед общественностью, которая получила данные доклады».(Конец цитаты).

Аллах видит, не я заметил плагиат. И если даже предположить, что его обнаружил я, то, господа Гэ-Бэ-Рэшники, скажите, я клеветник или нет? Мне незачем перед вами оправдываться и извиняться. Вы сами себя выдали с головой, показали чего вы стоите.

Скажу, я не один раз обнаруживал в свое время плагиат. Но ваш плагиатщик мелкая рыбешка перед теми, которых я разоблачал и выставлял на свет. Вот пример.

Академику Восилу Кабулову, доктору физико-математических наук, директору Института Кибернетики (Ташкент) министерство высшего и среднеспециального образования поручило написать учебное пособие для студентов технических ВУЗов, обучающихся на факультетах «Автоматические системы управления» (АСУ) по теории алгоритмов (часть математической логики), и он написал книгу под названием «Цифровые автоматы и алгоритмы» (на узбекском языке). Купив ее и находясь еще в книжном магазине, я сразу заметил плагиат.

Придя домой, я сравнил ее с другими книгами советских авторов и убедился, что она списана с четырех книг: «Алгоритмы и рекурсивные функции», «Синтез цифровых автоматов», «Введение в теорию конечных автоматов», и «Введение в дискретную математику» академиков А.И.Мальцева, В.М.Глушкова, профессоров Н.Е.Кобринского и Б.А.Трахтенброта, и С.В.Яблонского, соответственно. Перевод — слово в слово! Хоть бы где, например, вместо  f(х) написал g(x)!

А академик В.Кабулов, надо полагать, за свою книгу получил кругленький гонорар! Если бы это сделал какой-нибудь доцент, я бы еще со скрипом понял: ну, хочется, наверное, ему стать профессором! Но, в данном случае плагиатством занимается академик, лицо науки! Не понятно. Я написал в Президиум Академии наук УзССР, президенту АН УзССР, академику П.К.Хабибуллаеву. Два с половиной месяца Институт Кибернетики гудел как улей.

Мне написали вице-президент АН УзССР Т.Рашидов, доктор физмат наук Буриев и доктор технических наук Пайзиев, и я понял, что бороться бесполезно. Мой своеобразный «бунт» дал два результата – хороший и плохой. Хороший в том смысле, что в физико-математической редакции издательства «Укитувчи», которое выпустило книгу В.Кабулова, рукописи книг, поступившие в издательство, стали строго проверять на предмет плагиатства. Рецензент любой книги в равной степени отвечает вместе с автором, и я потребовал назвать фамилии рецензентов книги академика, т.к. в самой книге они отсутствовали. В издательстве в конце концов признались, что данную книгу никто не рецензировал. Как же, книгу же написал академик! Издательство село в лужу.

Плохое то, что скоропостижно скончался научный сотрудник Института Кибернетики Валиханов (если мне память не изменяет) из-за преследований со стороны В.Кабулова. Дело в том, что академик поручил написание книги своему бывшему ученику Валиханову, а тот взял да списал из чужих книг. Из заявления ГБР-2 видно, что «академик» Ш.Ганиев поступил также как и академик В.Кабулов, хотя я в это не верю. Поэтому, каждый из вас Гэ-Бэ-Рэшников в равной степени несете позор с главным плагиатщиком Ш.Ганиевым. Создание самой ГБР-2, вернее реанимация вами ГБР-1, изначально было плагиатством.

Вернемся к ГБР-2. В своем обращении от 31 мая 2007 года она пишет: (Цитата)

«Целью данного обращения является информирование международных

межправительственных организаций, международных неправительственных организаций, международных фондов и донорских организаций,… (Конец цитаты).

И далее: (Цитата)

«ГБР – это коалиция правозащитников Узбекистана, объединенных для
предотвращения пыток и других схожих форм жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство видов обращения или наказания на территории страны и содействия государству в решении этой проблемы».
(Конец цитаты).

Как усматривается из двух этих  цитат ГБР-2, как и ГБР-1,

(1) — борется против предотвращения пыток и других схожих форм  жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство видов обращения или наказания на территории страны;

(2) — содействует государству в решении этой проблемы;

(3) — информирует международные межправительственные и неправительственные организации, международные фонды и донорские организации.

В связи с задачей (1) возникает уместный вопрос: Спецдокладчик ООН господин Тео ван Бовен считает, что в узбекских следственных органах и колониях пытки применяются систематически и в массовом порядке. А вы как считаете, господа Гэ-Бэ-Рэшники? Также или нет?

Ответ может быть «да» (да, систематически и массово) или «нет» (нет, не систематически и не массово). Второй, причем близкий к полному отрицанию (да, кое-где у нас пытки применяются), в свое время высказали господа Алишер Вахидов (Женева, 17 ноября 1999 года) и Акмал Саидов (Ташкент, 2 сентября 2003 года)…и оба сели в лужу.

Задача (2) требует ответа на ряд равнозначных вопросов: Что означает конкретно «содействует государству в решении этой проблемы»? Иначе говоря, как вы себе представляете «предотвращение пыток и других схожих форм  жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство видов обращения или наказания»? Еще иначе говоря, вы думаете, что без вашего содействия государство никак не сможет искоренить пытки, если даже захочет?

В связи с задачей (3) интересно узнать следующее. Неужели вы думаете, что международные организации настолько наивны, что побегут и поверят вашим басням? Вы уверены, что власть Узбекистана заинтересована в искоренении пыток? Если «да», то почему она ждет вмешательства в ее дела С.Икрамова, Р.Азимовой, С.Исмаилова, Ш.Ганиева, Н.Кунгурова и т.д.? Если «нет», то вы думаете, что вам удастся ее склонить в сторону искоренения пыток? Как вы ответите господину Тео ван Бовену, если он возьмет да спросит: «Что, без вашего содействия государство само никак не сможет искоренить пытки?».

Если сказать точно, не вы пытки возводили в ранг государственной политики, и не вам их искоренять. Точно и другое: в данном вопросе все, и власть, и ГБР-1, и ГБР-2, находились и находятся на единой платформе – ПРИТВОРНОЙ. Притворство власти показала жизнь, а ваше – ваши доклады-плагиаты и ваша статья, написанная в недрах СНБ.

Неудачу ГБР-1 С.Икрамов объяснил тем, что власти не дали возможности встречаться с жертвами пыток в следственных органах и колониях, хотя он в 2004 году принародно, в ташкентском офисе Хьюман Райтс Вотч, в присутствии высокопоставленного чиновника ООН, заявлял, что если он захочет проинспектировать какую-нибудь дальнюю колонию, то министр внутренних дел З.Алматов предоставит ему свой вертолет. Быть может, это удастся нынешней ГБР? Ведь  что стоит члену ГБР-2 господину Абдусалому Эргашеву, чей зять (муж родной дочери) работает в Генеральной прокуратуре Узбекистана, организовать для ГБР-2 вертолет самого Р.Кадырова для инспекции славными правозащитниками страны колоний типа, например, УЯ 64/71 в Жаслыке!

Вам бы заняться хотя бы делом вашего члена Комилжона Ашурова, которого та же власть, в которую вы верите, бесконечно таскает по притворным судам. Если на то пошло, не только искоренение пыток, но даже небольшое дело К.Ашурова вам не под силу. Извиняясь перед общественностью и российской правозащитной организацией «Правовой Вердикт», ГБР-2 осталась верной себе: свою вину  притворно приписала «партнеру»-фантому ГБР из Навоийской области и не извинилась перед международными организациями. Последнее и не входило в ее планы: «Мавр сделал свое дело» — донесла до них лживые доклады-плагиат, которым они поверят. Это и нужно властям.

По всему видно, что в стане ГБР-2, убывающей в численности, начался переполох. Ушел «Эзгулик», покинул ГБР-2, даже противно о нем говорить, Дилмурод Саййид, вряд ли К.Ашуров что-либо полезное вносит в общую копилку, т.к. его власти таскают по судам, да еще история с плагиатом! Приятного, конечно, мало. Впору идти на самоликвидацию.  Но, нет! Видимо власти мертвой хваткой держат за глотку ГБР-2, что видно глазом, даже  невооруженным: (Цитата из заявления ГБР-2)

«ГБР твердо намерена и дальше продолжать свою деятельность». (Конец цитаты).

Как же, как же! Ведь, как было сказано выше, не далее ноября 2007 года Комитет ООН против пыток вновь рассмотрит отчет Узбекистана, а там (и до него) «правозащитники» страны должны сказать свое слово. Авось, пройдет, т.е. ООН снимет с повестки дня рекомендации господина Тео ван Бовена!

Правда: (Цитата из заявления ГБР-2)

«ГБР будет стараться больше не допускать подобные ошибки в своей работе» (Конец цитаты).

15 августа 2007 г.

Франция

Реклама
Categories: СТАТЬИ | Метки: , , | Оставьте комментарий

Навигация по записям

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: