ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА (ЧАСТЬ 1) 

ИСЛАМУ  КАРИМОВУ  ПОСВЯЩАЕТСЯ 

1 сентября 2015 года Узбекистан празднует 24-летие своей независимости. Узбекская пропаганда связывает эту дату с именем Ислама Каримова, первого и нынешнего президента страны, который 5 мая 1991 года, то есть за 3 (три) месяца до объявления независимости Узбекистана, давая интервью корреспонденту газеты “Известия”, он, то ли от страха перед Генеральным секретарем ЦК КПСС М.Горбачевым, то ли из-за любви к СССР, сказал: “Мы останемся в СССР, мы этот союз выстрадали”. Немало узбекистанцев абсолютно уверено, что Ислам Каримов страдал бы до сих пор от безвременного ухода в иной мир СССР, если бы не вкусил вдруг сладость огромного богатства, которое текло прямо ему в руки как бурная, многоводная речка. Две его дочки оказались не менее жадными до денег чем их папан –  миллиарды Гулноры Каримовой сейчас суды арестовывают в Швейцарии, Швеции, Франции и других странах.

В эти дни главы государств со всего конца света шлют Исламу Каримову телеграммы с поздравлениями в честь данного государственного праздника, а некоторые из них даже приятные “подарки”. Например, президент России В.Путин перед 24-летием независимости Узбекистана немыслимо расщедрился и одарил Ислама Каримова крупным “подарком”, выдав властям Швеции его киллера Юрия Жуковского, который 23 февраля 2012 года расстрелял известного богослова, страстного его критика Одидхон-кори Назарова. Власти США накануне 24-летия независимости Узбекистана также не остались в стороне –  они тоже искренне “поздравили” Ислама Каримова с этим юбилеем, попросив власти Швейцарии арестовать миллиард долларов его дочери. Я же для уважаемого Ислама Каримова в качестве подарка подготовил статью под названием “ГЛАВНАЯ  ЗАДАЧА  НАСИЛЬСТВЕННОГО  ПОЛИТИЧЕСКОГО  РЕЖИМА –  ДЕРЖАТЬ  НАРОД  В  УЗДЕ”, окинув взглядом его двадцатипятилетний политический путь. 

Талиб  ЯКУБОВ 

ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА

насильственного политического режима – держать народ в узде

 

Многие недоумевают

(1) Почему власти независимого Узбекистана с начала 1991 года стали обносить железными парапетами трехметровой высоты все госучреждения, начиная с здания Аппарата Президента и кончая зданием районной милиции? Ведь в советское время даже здание, где находился рабочий кабинет главы республики – 1-Секретаря ЦК Компартии Узбекской ССР, было открыто, так сказать, “всем ветрам”! Не говоря о прокуратуре, министерствах, в том числе МВД и его структур на местах, банках, вокзалах и т.д. Кстати, это может подтвердить сам Ислам Каримов, который с июня 1989 до начала 1991 года занимал пост и рабочее место Первого Секретаря ЦК Компартии Узбекской ССР. Может с наступлением независимости вдруг появилось нечто угрожающее, что необходимо было срочно обносить все госучреждения железными парапетами? Какое?

(2) Одним из первых шагов И.Каримова на посту Первого Секретаря ЦК Компартии Узбекской ССР было повышение зарплаты чиновников госструктур в три раза. Почему?

(3) Почему И.Каримов не позволил депутатам “старого” Олий Кенгаша (Верховного Совета), а затем и Олий Мажлиса принять три важнейшие законы “О милиции”, “О Службе национальной безопасности” и “Об импичменте Президента”?

(4)  Почему загадочная смерть настигла именно ряд оппозиционно настроенных депутатов парламента и почему были отправлены за решетку депутаты парламента именно из оппозиционного блока?

(5)  Почему Ислам Каримов с первых своих шагов на посту главы государства каленым железом стал уничтожать оппозиционные к коммунистической идеологии и управления силы как Народное движение “Бирлик”, партии “Бирлик”, “Эрк” и “Озод дехконлар”, появившиеся на политическом поле Узбекистана в 1988-91 годах благодаря горбачевской перестройки?

(5) Почему на всех дорогах страны, не только республиканского, но и районного значения, появились блок-посты с милицией и ДОТами (долговременная огневая точка), хотя на территории Узбекистана никакие военные действия тогда не происходили и сейчас не происходят?

(6) Почему, игнорируя международные правила о таможне, власти Узбекистана стали строить таможни всюду, и даже на границах всех областей с друг другом, где нет ни одного вокзала, аэро и водного порта, куда бы прибывали поезда, самолеты и суда из других стран?

(7) Почему власти Узбекистана стали минировать границу с Таджикистаном и Киргизстаном и устанавливать ж/б столбы, обтягивая их колючей проволкой?

(8) Почему Ислам Каримов в сельском хозяйстве долгое время не отказывался от неэффективных советских колхозов и совхозов? Создав фермерские хозяйства вместо ликвидированных колхозов и совхозов, избавил ли их Ислам Каримов от жесточайшего государственного контроля, наблюдавшегося в советский период по отношению к колхозам и совхозам?

(9)  Почему Ислам Каримов позволил уничтожение важнейших заводов (как Ташкентский тракторный и Ташкентский авиационный), фабрик (как кондитерский “Уртак”) и комбинатов (как Ташкентский текстильный), многочисленных автобаз и тракторных парков, тысяч километров водосточно-водосберегающих лотков, коллекторно-дренажных систем для отвода подземных засоленных вод в сельской местности и на вновь освоенных землях?

(11) Почему Ислам Каримов не только не боролся против коррупции, вымогательства, взяткодательства и других социальных зол, напротив, он всячески их поощрял во властных структурах?

(12) Почему власти Узбекистана в столь экономически трудное тогда время решили пойти на астрономически большие расходы?

 

Еще раз обращаю внимание читателя на то, что обнесение железными парапетами трехметровой высоты бывшего здания ЦК Компартии УзССР, а с января 1992 года резиденции Президента Республики Узбекистан, стали осуществлять в самом начале 1991 года. В то время никаких разговоров об исламском или ином экстремизме и терроризме не было. Быть может накануне обретения республикой независимости, в обществе была какая-нибудь политическая активность? Да, была – с начала 1989 года активизировало свою деятельность Народное движение Узбекистана “Бирлик”, созданное 11 ноября 1988 года, которое провело несколько мощных, многолюдных митингов, прошедших без каких-либо эксцессов, если не считать “эксцессом” многотысячный мирный марш митингующих, от центра Ташкента до Студенческого Городка. Вскоре после объявления независимости Узбекистана в Намангане была создана организация “Адолат” (Справедливость), а в Коканде организация “Инсонийлик ва инсонпарварлик” (Человечность и человеколюбие), которые боролись исключительно против коррупции, грабежа, проституции и других социальных пороков. Мирную активность проявляла религиозная часть общества, заполняя многочисленные мечети, построенные или отремонтированные за последние 2-3 года. До марта 1992 года вела свою деятельность исламская религиозная организация “Ислом лашкарлари” (Воины ислама) под руководством небезизвестного Тохира Юлдашева, отколовшаяся от “Адолат”.

 

В сентябре 1991 года было объявлено о том, что 29 декабря этого года будут проведены выборы на пост Президента страны. Ничто не предвещало какой-либо беды, если не брать во внимание событие в Намангане в начале декабря, спровоцированное самим Исламом Каримовым, который прилетев в Наманган для встречи с избирателями, нагло обманул жителей и улетел в Ташкент. Вот тогда Тохир Юлдашев и его сторонники вынудили его вновь прилететь в Наманган и принять участие на митинге населения города.

https://www.youtube.com/watch?v=jqf_8zGIrMg

Но, единственный этот инцидант не может справоцировать власть срочно начать масштабные работы по “загнанию” всех госучреждений в железные клетки. Следовательно, для срочного обнесения железными парапетами здания ЦК Компартии УзССР в начале 1991 года никаких оснований не было. Весь 1991-й год продолжалось обнесение и других госучреждений железными парапетами. Вывод: Ограждение госучреждений железными парапетами планировали заранее. Во имя чего? Ответ прост: во имя будущего жесткого, а временами жестокого политического правления государством!

 

Начиная изложение основной темы статьи приведу две истины, высказанные двумя дальновидцами, между которыми пролегают по меньшей мере 16 столетий:

Августин Аврелий:     “В условиях отсутствия справедливости и правосудия государство превращается в шайку разбойников” (IV-й век н.э.)

 

Андрей Амальрик: (советский диссидент 60-х годов):      “… эта великая восточнославянская империя, … созданная германцами, византийцами и монголами, доживает последние десятилетия своей жизни … . Но и после ее распада в Средней Азии долгое время будет существовать государство, сочетающее в себе коммунистическую идеологию, фразеологию и обрядность с восточным деспотизмом” (1969 г.).

 

В тоталитарных и авторитарных политических системах пытки являлись неотъемлимой частью государственного управления – всегда и всюду. Пытали людей в древнем Египте, в Римской империи, при Чингизхане и Амире Тимуре. Старушка Европа пережила страшный период средневековой инквизиции, непременным требованием которой от подследственного являлось доказать свою невиновность, что трактуется в современной юриспруденции как ПРЕЗУМПЦИЯ ВИНОВНОСТИ (подследственный считается виновным до тех пор, пока он не докажет свою невиновность!). Можно легко себе представить каковы возможности подследственного человека доказать свою невиновность, находящегося в неволе (под арестом, т.е. в местах ограничемния свободы). Нагнать, вселить в душу человека страх – вот то, что власть преследует от применения пыток. Только нынешняя цивилизованная демократия смогла осознать всю пагубность управления государством, используя пытки для устрашения собственного народа, чтобы держать его всегда в узде и превратить его в безмолвное стадо.

 

Для того, чтобы более внятно изложить свои мысли о том, почему в постсоветском Узбекистане возник жестокий авторитарный политический режим, который под руководством Ислама Каримова, бывшего Первого секретаря компартии УзССР, повел страну к “Великому будущему” методами средневековой инквизиции, я хотел бы привести довольно внушительную цитату из моего доклада под названием “Феномен пыток в Узбекистане”, опубликованного 7 января 2004 года, посвященный докладу госп. Тео ван Бовена, Спецдокладчика по пыткам Комитета против пыток ООН, в котором он подытожил свои исследования, совершая инспекцию пеницентиарных учреждений Узбекистана, опубликовав его в феврале 2003 года.

 

“Ни одна идеология, кроме государственно-признанной коммунистической, не была значима при правлении Советов. При этом ее властные структуры были крайне нетерпимы к любому проявлению личного мнения, тем более – убеждений. На совести лидеров переустройства общества, по якобы коммунистическим идеалам, миллионы безвинно загубленных жизней. Социум, по сути, оказался ввергнутым в морально-психологическое состояние времен средневековой инквизиции в Европе. И это несмотря на твердые заверения цивилизованному миру, что в основе обвинений национального судопроизводства лежит ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ. Однако, на деле синкретизм национальной юриспруденции и юридическое невежество вновь призванных компетентных лиц, не позволяли доказательственной базе выйти за пределы пресловутой ПРЕЗУМПЦИИ ВИНОВНОСТИ, на основе которой инквизиция строила в свое время обвинительные вердикты.

Во время правления Советов, особенно в период последних десятилетий его существования, руководителей всех рангов прельщала далеко не сама коммунистическая идея или вера, а отлаженный пятилетками режим. Строгая иерархия партийной номенклатуры строилась на основе насаждения чинопочитания, то есть субординации раболепия перед единоначалием. Пирамида власти и обратная ей пирамида привилегий своей оборотной стороной представляет неистребимость взяточничества, коррупции, круговой поруки и в итоге культа личности. Естественно, все эти пороки режима, только в еще более уродливой форме, были свойственны таким советским республикам как Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан и т.д. Так, не имея ни интеллектуальных, ни тем более властных возможностей противостоять “кремлевским чинушам”, они поднаторели защищать себя чисто азиатским способом  –  клановым обособлением национального истеблишмента, именуемым в народе мафией. Ее теневые экономические рычаги весьма успешно лоббировали свои местнические интересы в кулуарах центральной государственной власти. Понятно, что подобная двуличность не позволяла “слугам народа” отстаивать должным порядком декларированный Конституцией СССР суверенитет и независимость своих республик. Такое, стало быть, наследство досталось национальным суверенитетам, хотя вчерашняя партийная номенклатура, присосавшись к власти, ныне имитирует совсем другой имидж. Поэтому в годы так называемой независимости эти пороки возвысились в ранг государственной политики.

Так у “новоявленных” глав центрально-азиатских государств, возникла архиважная для каждого из них задача, заключавшаяся в том, КАК ОСТАТЬСЯ У РУЛЯ ВЛАСТИ ДО КОНЦА СВОЕЙ ЖИЗНИ, а не на предусмотренный Конституцией срок. Все они, осваивая новую политическую нишу, естественно клялись, что в своей стране будут строить правовое демократическое государство, уважающее права человека и общечеловеческие ценности. И тут же, при провозглашении присяги, публично свидетельствовали о своем двуличии, возложив руки и на Конституцию, и на Коран. Верные своему духовному содержанию они, стало быть, декларировали верность как светской, так и теософской государственности. Однако, эти декларации заведомо претили реальным замыслам их ползучей узурпации власти. Как разрешить это противоречие? Первым “судьбоносную” задачу решил Туркменбаши. Его решение оказалось прямолинейным до примитива – он просто объявил себя вечным Президентом. Несколько иной курс выбрал весьма поднаторевший на коммунистических интригах узбекский Юртбаши. Его замысел также не блистал новизной, хотя строился в основном на суггестивном эффекте многолетней методичности внушения узбекскому обществу, равно мировому демократическому сообществу, КОМПЛЕКТА МИФОВ, один из которых на все лады колларнировал о некой угрозе Узбекистану реисламизации менталитета. Этот замысел зиждился на паническом страхе определенных кругов Запада и России перед загадочным возрождением Ислама, который исподволь стал проникать на территории исконно иных конфессий”. (Конец цитаты).

Кто, с какими личностными качествами человек, может поставить перед собой столь масштабную задачу –  превратить Узбекистан в жесткое, а порой в жестокое авторитарное государство? После распада СССР в 15 бывших советских республиках началось формирование новых государств и можно было наблюдать очевидную тенденцию –  если с северо-запада СССР двигаться под 45-60 градусов на юго-восток, то отношение к вопросам государственного управления, институтов народовластия, создания правового государства и т.д. стремительно менялось с демократического до оголтелого авторитаризма. В Таджикистане же в 1992 году уже вовсю полыхала гражданская война, а его первый законно избранный президент Рахмон Набиев в 1992 году умер или был убит при невыясненных обстоятельствах. Имеются сведения, что в подавлении демократической и религиозной оппозиции в Таджикистане непоследнюю роль сыграли спецслужбы Узбекистана. Правда, в этом ряду, на юго-востоке, от других центральноазиатских республик довольно существенно отличалась Киргизия во главе с ученым-физиком Аскаром Акаевым, который начал на своей родине демократические преобразования. Из руководителей постсоветских государств А.Акаев одим из первых резко осудил государственный переворот 19 августа 1991 года (ГКЧП), И.Каримов же его (ГКЧП) поддержал. Эти противоположные позиции убедительно показывают кто у себя на родине решил построить новое демократическое государство, а кто цеплялся за прежний авторитарный советский режим.

У двух руководителей центральноазиатских государств Туркменистана и Узбекистана – Сапармырата Ниязова и Ислама Каримова –  стремление создать у себя на родине авторитарное государство типа Северной Кореи Ким Ир Сена было одинаковое. Каждый из них, как говорят в народе, “сходил с ума” по своему –  один написал философский трактат “Рухнамэ” и объявил себя чуть ли не пророком, устанавливая по всему Туркменистану свои статуи и бюсты, а другой начал писать “научные труды” по созданию в Узбекистане демократическое государство. Его “научные труды” никакого отношения не имели к тем реалиям, которые происходили в Узбекистане –  подавление светской и религиозной оппозиции, не допущение появления свободных СМИ, отмена свободных выборов в парламент и на пост президента страны, повсеместное использование детского и принудительного труда, перевод в разряд госсекретов объем добычи золота, урана, драгоценных камней, газа, нефти и других ископаемых и объемы их реализации на международных торговых площадках и т.д.

Какие личные качества в первую очередь можно отметить у президента Узбекистана И.Каримова, которые он использует при решении своей главной, масштабной задачи – остаться у власти до конца своей жизни? Вот неполный список его личностных качеств:

ЛИЧНОСТНЫЕ КАЧЕСТВА 

(ЛК-а):  Предельная ненависть к демократической и религиозной оппозии. Задача, поставленная им перед правоохранительными органами и судебной власти  –  искоренить на корню любую оппозицию, как светскую, так и религиозную, претендующую на власть;

(ЛК-б):  Предельная ненависть к независимым общественным, в первую очередь правозащитным организациям, журналистским сообществам. Задача, поставленная им перед министерствами юстиции и иностранных дел  –  не признавать, не регистрировать, не давать аккредитации;

(ЛК-в):  Предельная ненависть к политическим заключенным. Задача, поставленная им перед Главным Управлением Исполнения Наказаний (ГУИН) –  с помощью специально подготовленных сотрудников пенитенциарных учреждений окончательно сломить их волю, держа их в неволе, если для этого потребуется даже десятилетия;

(ЛК-г):  Предельная ненависть к народу. Задачи, поставленные им перед 1) парламентом – принимать жесткие законы, ограничивающие все демократические свободы; 2) перед силовыми структурами –  чтобы вселить в душу каждого страх перед властью, непрерывно проводить антитеррористические операции и учения, арестовывать людей при первой возможности – по поводу, и без; 3) перед министерствами экономического блока, таможенной и налоговой инспекций –  строго контролировать частный бизнес, изымать его в пользу государства по поводу и без; 4) перед СНБ – ввести для граждан визу для выезда в зарубеж и строго контролировать выезд из страны и въезд в страну неблагонадежных граждан, никаких политических, экономических, религиозных и иных свобод;

(ЛК-д):  Не допускать в обществе появления яркой личности, общественный рейтинг которого мог быть выше, чем рейтинг Президента.  Политик Шукрулла Мирсаидов,  банкиры Рустам Усмонов, Бахриддин Саломов и андижанские предприниматели – были таковыми.

 

Реклама
Categories: СТАТЬИ | 1 комментарий

Навигация по записям

One thought on “ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА (ЧАСТЬ 1) 

  1. svetlana

    8967 245 9660 москва позвоните толиб ака я вбеде светлана

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: