ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА (ЧАСТЬ 8)

ФАНТОМ-СРЕДСТВА  МАССОВОЙ  ИНФОРМАЦИИ

 (СМИ-а): СМИ для одного человека; Полный запрет на освещение событий недовольства населения

 В 1989 году НДУз “Бирлик” начал выпускать свою газету “Бирлик” небольшого формата с тиражом в пять тысяч экземпляров и она за короткое время стала популярной среди населения. Газета выпускалась ротапринтным способом –  тогда у “Бирлика” своего компьютера и других технических средств не было. Это был небывалый случай в истории Узбекистана –  ведь в годы советской власти никогда, даже подпольно, никто не пытался выпустить небольшого формата информационный листок хотя бы в 50 экземпляров.Спецслужбы зорько следили за появлением какой-либо печатной продукции с критикой существующего политического режима –  кара за распространение крамольной мысли была суровой. Через некоторое время “Бирлик” наладил выпуск газеты “Хафталик” (Еженедельник) в Москве с бОльшим тиражом чем предыдущая “Бирлик”, и ее везли из Москвы сочувствующие люди НДУз “Бирлик”. В апреле 1990 года была создана оппозиционная партия “Эрк”, которая тоже наладила выпуск своей газеты под названием “Эрк”. Газеты передавались с рук на руки, за ними люди приезжали из таких далеких точек страны как Бухара, Термез, Фергана и Наманган, а там люди читали их до дыр.

И.Каримова, ставшего главой республики в середине 1989 года, такой подъем подачи свободной информации перепугало не на шутку и он яростно набросился репрессиями на эти оппозиционные издания –  к середине 1992 года эти газеты уже не выпускались. Редакция газеты “Эрк” перебралась в Алматы и там продолжила ее печатать, с большим трудом переправляя тираж через границу –  всем этим делом руководил бывший депутат парламента из оппозиционного блока Мурод Жураев, один из руководителей партии “Эрк”, для поиска и задержания которого И.Каримов направил самых надежных своих ищеек. Им помогли спецслужбы Казахстана, задержав и передав его в их руки –  с 18 июня 1994 года Мурод Жураев находится в застенках каримовского режима. Такова краткая история возникновения и уничтожения первых независимых изданий в новейшей истории Узбекистана. И.Каримов стал главным врагом независимых средств массовой информации в Узбекистане. “Главлит” –  Главное управление по делам литературы и издательств, осуществлявший цензуру печатных произведений и защиту государственных секретов в средствах массовой информации, цензура советского образца, продержался в Узбекистане дольше всех в постсоветском пространстве –  до 6 мая 2002 года.

Вот что писал по этому поводу Пресс-центр Общества Прав человека Узбекистана 13 мая 2002 года: (Полный текст):

6 мая 2002 года узбекские журналисты выразили удивление по поводу ухода со своего поста Эркина Cаломовича Комилова, начальника “Управления по охране государственных тайн в печати” при Госкомпечати Республики Узбекистан. Этот госчиновник 40 лет руководил ведомством, называемом “Управлением по охране государственных тайн в печати”, а на самом деле, призванным выполнять функции цензуры в СМИ Узбекистана. 3 мая на встрече по случаю международного дня свободы СМИ, организованной американской организацией Интерньюс послы США и Германии в Узбекистне господа Дж. Хёрбст и М.Хеккер, а также другие выступавшие критически оценили состояние СМИ в Узбекистане. В частности, была подвергнута критике деятельность председателя Госкомпечати Р.Шагуломова. Именно он давал “ценные указания” Э.Комилову по изъятию критичских материалов из полос газет и журналов, которые могли вызвать “нежелательные волнения среди читателей”.

Объявление об уходе со своего поста Э.Комилова “по состоянию здоровья” вверг многих сотрудников редакций газет и журналов в состоние шока. Некоторые до сих пор не могут поверить в проишедшееся. Кажется, армия местных журналистов разделилась на два лагеря. Входившие в первый лагерь журналисты считают, что уход Э.Комилова приведет в полной ликвидации цензуры в СМИ. Можно заметить, что в этом лагере настроение у всех подавленное: Э.Комилов являлся для них большим авторитетом и они окзались, как бы, у разбитого корыта. Журналисты из второго лагеря считают, что уход Э.Комилова мало что изменит, все останется по-прежнему. Они утверждают, что узбекские власти просто сделали жесть в сторону правительства США, временно ослабив некоторые гайки цензуры. На самом деле будет то, что говориться в пословице: “Старые бани, старые тазы”. Но в местных СМИ работают и такие журналисты, которые и раньше желали истинного избавления от цензуры, и их лица посветлели. Они искренне радуются и считают, что отставка Э.Комилова – это первый шаг к демократизации СМИ и многое будет зависеть от того, будут ли сделаны следующие шаги в этом направлении. Следя за СМИ Узбекистана можно заметить, что пока никаких позитивных изменений нет. (Конец).

И.Каримов остался верен себе –  он никогда, ничего не делал во вред себе, своей политике и мировозрению. Казалось бы, после ликвидации Главлита СМИ в Узбекистане будут свободными и независимыми, но случилось, как говорят, КАК ВСЕГДА –  цензура в СМИ увеличилась в сотни, если не тысячи, раз: теперь вместо сотрудников Главлита цензуру ведут сами главреды изданий и не хуже Э.Комилова. При И.Каримове через его “воспитание” прошла целая плеяда журналистов, которые неустанно воспевают его успехи в политике, экономике, культуре и т.д., вплоть до нравственности. СМИ в Узбекистане превратились в фантом-СМИ, никакого отношения не имеющие с теми СМИ как их понимают в демократическом мире –  этого и добивался И.Каримов за все годы своего правления страной. Фактически СМИ в Узбекистане стали СМИ для одного бессовестного, не краснеющего от стыда перед народом человека. Этому человеку было выгодно для сохранения своей власти до конца своей жизни полный запрет на освещение событий недовольства населения в стране или их полное искажение. Это наглядно продемонстрировали андижанские события, которые произошли в мае 2005 года –  событие расстрела мирной демонстрации городского населения правительственными войсками в СМИ Узбекистана преподносилось как отражение вооруженной атаки террористов-акромийцев, которые, якобы, хотели создать халифат на территории трех областей Ферганской долины.

 (СМИ-б):  Минимум информации о международных информационных новостях.

Табу на освещение международных информационных новостей, если они касаются 1) критики политического режима в Узбекистане; 2) продвижения вперед демократических преобразований, в частности, улучшения ситуации с правами человека в постсоветских странах как Литва, Латвия, Эстония, Грузия, Украина, Молдова, или же, наоборот, ухудшения таких судьбоносных преобразований в, например, Узбекистане, Туркменистане, Таджикистане, Белорусии, в которых царит единовластие; 3) народных волнений, протестов, столкновений с силами правопорядка не только в недемократических, но и в демократических странах мира; 4) путей экономического процветания, избавления от нищеты; 5) пропаганды современных технических средств связи, передачи и приема информации; 6) и, вообще, всего того, что дискредитирует “идиллическую жизнь узбекского народа” Узбекистана (как оценивал жизнь народа сам И.Каримов в своих выступлениях) И.Каримов ввел с первых дней своего правления страной. Табу касался не только международных, но и внутригосударственных новостей, таких как протестные выступления рабочих, фермеров, учителей, врачей и других слоев населения. Нельзя было сообщить по радио и телевидению о природных катаклизмах как оползни, селевые потоки, сход лавин с гор, которые уносили немало человеческих жизней и наносили немалый ущерб экономике. Например, 4 мая 1991 года кишлак Жигаристон близ Ангрена был полностью накрыт оползнем, под которым остались навечно 54 жителя кишлака, и об этой трагедии радио, телевидение и пресса Узбекистана ни словом не обмолвились. “Зачем волновать людей” говорил И.Каримов, выступая по поводу того или иного явления.

По разному люди выражали свое несогласие экономической политикой правительства и основным из них было перекрытие магистральных трасс баррикадами. Эти акции протеста иногда, но редко заканчивались победой протестующих, а зачастую –  страшными их разгонами со стороны милиции. Например, 11 декабря 2004 года жители городка Бахт Сырдарьинской области перекрыли трассу Термез-Ташкент, протестуя против отсутствия одновременно воды, газа и света за последние несколько дней. Более 100 жителей к ночи, когда в городке Бахт не светилась ни одна лампочка, перекрыли дорогу старыми автомобильными шинами. При свете подожженных автошин было видно, что вышли на трассу с протестом только женщины и дети, а мужчин было единицы. Люди натаскали к месту протеста тысячи булыжников и ими запускали в машины милиции, если они пытались приблизиться к месту протеста. По обе стороны баррикады на сотни метров вытянулась автомобильная очередь. Так пролжалось несколько часов. В конце концов протестующие вынудили явиться к ним руководителей города Гулистан и области. Через несколько минут после переговоров, вдруг всюду в городке, как будто городок ожил, в домах и на столбах засветились лампочки. Люди кричали “Воду подали!” и стали расходиться. Правозащитники сообщили, утром появился и газ. Если свет, вода появились в гордке почти сразу после начала протеста, а газ подали утром, следовательно, тогда в городке Бахт проблем с водой, газом и светом не было, и ясно, что к протесту  людей подтолкнули сами руководители госорганов. Но мотивы госчиновников в вопросе отключения целого городка от воды, света и газа остались непонятными. Об этом и других подобных неординарных событиях народу ничего не было сообщено и это понятно –  сообщишь, и тогда по всему Узбекистану люди будут перекрывать трассы и требовать от власти выполнения своих обязанностей и обещаний. Такова логика авторитарной власти.

“Информацию о положении дел в политике, экономике, культуре и в других областях общественной жизни в прессу нужно давать дозированно, а лучше –  ничего не давать” –  во все времена правления И.Каримовым страной такова было установка верхов, данная ими СМИ, которые эту установку неукоснительно выполняли. Иногда дело доходило до курьеза. В 1998 году скончалась мать известных оппозиционеров Абдуманноба и Абдурахима Пулатовых, в то время проживающих в США. Мы решили написать некролог и опубликовать его на страницах газеты “Ўзбекистон овози” (Голос Узбекистана). Мы созвонились с редакцией и бухгалтерией издания, и стало известно, что нужно внести определенную сумму денег на счет газеты и через почту отправить текст некролога. Мы все эти требования выполнили и стали ждать. Через несколько дней мы получили от главного редактора газетв Усмонхона Алимова письмо, в котором без каких-либо объяснений сказано, что нашей просьбе отказано. Такое решение принималось, естественно, не редакционной коллегией, а в кабинетах спецслужб. Их даже пугало имя и фамилия ушедшей из жизни старушки, матери двух людей, один из которых руководил НДУз “Бирлик”, а другой –  создал и руководил Обществом Прав человека Узбекистана (ОПЧУ).

(СМИ-в)  Почти полное ограничение доступа к интернету, оппозиционным сайтам, радио и телевещаниям, социальным сетям;

Из года в год Узбекистан попадает в список врагов Интернета, которого составляют журналисты организации “Репортеры без границ” (Париж). В 2012 году, например, в список “врагов интернета” вошли 12 стран, включая Узбекистан, Туркменистан, Белоруссию и Северную Корею. Узбекистан по праву может “гордиться” этими своими соседями. Как-то в пылу ненависти ко всему Западу И.Каримов заявил, что демократия как и гомосексуализм чужды народу Узбекистана, хотя в статье 1 Конституции РУз утверждается: “Республика Узбекистан является суверенным, демократическим государством”. Со временем в зависимости от конъюнктуры И.Каримов не раз менял свое отношение к демократии –  когда был расстрелян Андижан он напрочь отвернулся от демократии, ему милее стали автократии в России и Китае, а когда правительство Узбекистана отчитывается перед членами Комитета по правам человека ООН, его делегация не устает говорить о демократии и правах человека, якобы реализованные в стране. Лицемерию властей Узбекистана нет предела! Невозможно было открыть веб-сайты Радио “Озодлик” (Свобода), ВВС, “Америка овози” (Голос Америки), оппозиционных партий “Бирлик”, “Эрк” и “Народного Движения Узбекистана”, не открывался независимый интернет-портал “Uznews.net”, были заблокированы многие сайты из демократических стран.

Рассуждая над вопросом “Надо ли закутывать женщину в паранджу от дурных глаз мужчин?” великий средневековый мыслитель из Турции Жалолиддин Румий писал: “Сделайте вид, что вы спрятали за пазуху нечто важное и обратитесь к людям с вопросом “Что я спрятал за пазуху?” и вы сразу возбудите страстный интерес у людей –  каждый станет добиваться узнать о спрятанном. Так и с женщиной”. Интернет в Узбекистане превратился в женщину, на которую насильно одели паранджу-цензуру –  люди кинулись к программам анонимайзерам и прочим ухищрениям для пробивки блокировки интернета, когда узнали, что можно прочесть все книги из библиотеки Оксфорда, соединиться по Скайпу со знакомым, который находится на другом конце “шарика”, заглянуть на невидимую сторону Луны, … –  стало крайне интересно! Аж дух захватывал! Такова была сила информации! Узбекские власти вынуждены были выделить огромные деньги из бюджета на борьбу против интеренета, нанять лучших специалистов-программистов-блокировщиков со стороны, закупить дорогостоящее оборудование по блокированию интернета –  и все это иногда помогало, иногда нет.

Антенны-“тарелки” в одно время стали модой в больших городах и даже на большей части сельской местности Узбекистана –  люди стали “ловить” Россию, Европу и, даже, заокеанские США, т.к. смотреть свое телевидение стало неинтересно из-за серости телепередач, а многим стало надоедать лицо Юртбоши, которого показывали каждый день –  то живого, то неживого (на картинке) –  безо всякой надобности. Люди между собой говорили “Я заметил, что если Юртбоши о чем-то говорит прищурившись –  жди беды, т.е. если он чем-то недоволен, то народ обязательно в чем-то пострадает, и поэтому я сразу выключаю телевизор и начинаю думать: что за дурное он задумал?”. Но и антеннам-“тарелкам” пришел конец –  их убрали за то, что якобы они портят вид города, хотя все догадывались, что из-за них народ может начать требовать уважения своих прав и свобод, а то могут устраивать даже митинги, уличные шествия и прочие “безобразия”,  как это делают россияне и европейцы. Телевидение стало пропагандистским отстойником –  всю ложь о политической оппозиции, правозащитниках, правоверных мусульман и, вообще, о критически мыслящих людях, власть на их голову выливала через телевидение.

Судьбу телевидения как никто другой описал журналист Исмат Хушев, который многие годы находился вблизи И.Каримова, был им обласкан, на каждой сессии парламента сидел в первом ряду, хотя не был депутатом, летал в составе узбекской делегации в другие страны, являлся главным редактором журнала  “Экономика и жизнь”. Он описывает как работало узбекское телевидение за несколько лет до распада СССР и как сложилась его судьба в начальные годы независимости Узбекистана. Итак, рассказывает Исмат Хушев:

Никогда не забуду. На экранах телевидения демонстрировалась передача “Письма и Жизнь”, которую вел известный журналист Шухрат Косимов. Иногда он по телевизору вовсеуслышанье называя фамилии прокуроров, судей  или сотрудников внутренних дел, которые оставляли без внимания жалобы и письма простых граждан, размахивая над головой бумагой с жалобой, призывал их быть справедливыми: “Слышите, Иван Петров! У вас есть хоть капелька совести?! Если вы вовремя не совладаете своим умом, то пренебрежение вами к правам и интересам простых граждан может стоит вам очень дорого…” Чиновник, имя которого было открыто объялено по телевидению Узбекистана, подвергался наказанию в тот же день и это служило горьким уроком для других чиновников. В те времена большинство передач на телевидении напрямую передавались в эфир, а не как сейчас –  и после записи сто раз ее повторно просматривали, пропуская через цензуру … Передаваемые в эфир раз в неделю знаменитые передачи честного и прекрасного человека Шухрата Косимова без проблем дошли до независимости Узбекистана. Но довольно быстро почему-то их сняли с эфира.

Как поговаривали, в те времена когда в Узбекистане многим руководителям, в первую очередь для господ из МВД, Прокуратуры, Верховного суда, которые являлись прибежещим для бюрократов всех мастей, из-за программы Шухрата Косимова “Письма и Жизнь”, которую народ всегда ждал с нетерпением, как говорят в народе, эти бюрократы чтобы в ней спрятаться готовы были “купить норку мыша за тысячу золотых монет”. Они смотрели передачу “Письма и Жизнь” с превеликим страхом и непрерывно посылали своим руководителям жалобы на Шухрата Косимова. Жалобы такого порядка, естественно, очень пришлись по душе Тимуру Алимову, совсем недавно занявший кресло государственного советника Президента по надзору силовых структур в Администрации Президента. Он собрав все “жалобы” руководителей силовых структур, которые теперь оказались под его подчинением, выждав удобный момент, хорошо “обработал” Ислама Каримова. В очередной день, когда передача выходила в эфир,  Ислам Каримов специально, лично сам, включает телевизор, находящегося в своем кабинете, и смотрит передачу “Письма и Жизнь”.

И во время этой передачи Шухрат Косимов резко критикует прокуроров, судей и руководителей управлений милиции на местах, называет имена и фамилии ряда чиновников, которые возбудили народный гнев, и призывает их быть справедливыми и заботливыми простым гражданам, обративщихся к ним письмами и жалобами. Просматривая передачу Ислам Каримов приказывает немедленно соединить его с руководителем телевидения Ганжой Якубовым и задает вопрос: “Кто является руководителем Узбекистана?”. Не ожидавший такого вопроса и смертельно перепугавщийся Ганжа Якубов немедленно отвечает: “Конечно Вы, Ислам Абдуганиевич!” Новый руководитель страны дает команду: “Если так, то немедленно удали из телевидения того своего “руководителя”, который выступая по телевидению поучает прокуроров, судей и милицию!” Так голос прекрасного человека, невероятно скромного и непритязательного журналиста, который в свое время заложил фундамент для газеты “Ташкентский строитель”, заслуженного журналиста Шухрата Косимова вообще был заглушен. Он был изгнан из телевидения, и в первые же годы независимости был выщвырнут на улицу. Через непродолжительное время он перенес инфаркт и покинул этот несправедливый и бренний мир…(Конец).

(СМИ-в):  Свободе слова – полный запрет.  Исчезновение фельетонов

Исчезновение фельетонов –  признак ухудшения свободы слова в СМИ независимого Узбекистана даже по сравнению с СМИ советского периода. В советское время были журналисты-фельетонисты, гроза всех руководителей воров, взяточников, грубиянов, мздоимцев и, вообще, проходимцев всех мастей. Этот пласт местных руководителей фельетонистов боялись как огня. Несмотря на то, что СССР находился за железной занавесью, а внутри страны господствовала коммунистическая цензура, тем не менее, были немало журналистов как Трофим Маккавеев, Владимир Надеин и другие известные фельетонисты, которые внесли неоценимый вклад в дело распространения и укрепления свободы слова в СССР. Старшее поколение узбекистанцев еще помнят, что и в узбекоязычной прессе также были талантливые журналисты-фельетонисты. Помнится, многие люди газету покупали только потому, что в ней публиковались фельетоны. Журналист-фельетонист в обществе имел такой же рейтинг какой имел секретарь райкома КПСС, а то и выше. Все это в независимом Узбекистане улетучилось по чьей-то злой воле –  газеты и журналы стали заполняться серыми, однообразными, ничему не обязывающими статьями. В условиях, когда в стране нет оппозиции и ее изданий, когда горстка правозащитников не имеет никакой возможности опубликовать свои сообщения, статьи, доклады и бюллетени, когда вся пресса принадлежит только государству, власть страшат даже фельетоны.

И.Каримов на пресс-конференциях не раз критиковал журналистов за беззубость, трусость и неумение вскрывать во властных структурах коррупцию, взяточничество, беззаконие и другие пороки. Бывало, что он чуть ли не кричал, оглядывая сидящих людей в зале своим грозным взором: “Покажите мне хоть одного смелого журналиста, который не боится критиковать зарвавщихся чиновников –  нету их, я их не вижу!”, изображая из себя великого артиста. Были в узбекской журналистике смелые журналисты, но … все оказались в тюрьме. Узбекистан является одним из тех государств, в застенках которых сидят наибольшее количество журналистов, чем в других. В уголовном кодексе имеется “дежурная” статья 165 (Вымогательство) по которой в основном “ловят” и осуждают правозащитников и журналистов. Это очень удобно –  достаточно найти человека N, который под диктовку следователя напишет: “Я, N, заявляю, что журналист (правозащитник) T потребовал выплатить ему суммуS взамен на неразглашение в интернете моих каких-то, мне неизвестных, незаконных деяний. … Прошу возбудить уголовное производство по отношению к Т для предотвращения вымогательства”. Людей, готовых написать подобные заявления, несчесть –  милиция легко набирает контингент “карманных заявителей” из числа людей, которые ранее попались в руки правоохранителей за серьезное преступление, но откупились и согласились стать “карманными заявителями”. Известным правозащитникам Узбекистана Мутабар Таджибаевой, Азаму Фармонову, Норбою Холжигитову, Алишеру Караматову, Хабибулле Акпулатову, Насиму Исакову, Агзаму Тургунову и другим следственные органы “пришили” дело именно по этой статье УК РУз.

И.Каримов прекрасно знает, что не будь репрессивной, антинародной политики, в стране сформировалась бы свободная и зубастая журналистика не хуже чем, например, во Франции или Литве. Наши узбекские журналисты-фельетонисты писали бы фельетоны не хуже Трофима Маккавеева или Владимира Надеина. Даже в советское время в Узбекистане были талантливые фельетонисты как Абдулла Кодирий, Хамза Хакимзода Ниёзий, Тавалло, Чулпон и другие. И.Каримов со своей насквозь ложной риторикой на пресс-конференциях перед журналистами старается не признаваться о сути своей репрессивной политики. Так ему выгодно для достижения своей главной цели –  остаться у власти до конца своей жизни.

Запрет издания, ввоза и распространения книг, газет, журналов и другой печатной продукции других государств;

Первые годы независимости были характерны тем, что из зарубежа, в основном из России, в Узбекистан поступали разного рода литература, газеты и журналы. Газета “Труд” была самая читаемая. На длинном и широком тротуаре рядом с Центральным универсамом почти каждый день, на самодельных прилавках шла торговля книгами из России –  там было все –  и прекрасная художественная литература и явный туалетный хлам об оккультизме и магии, гороскопах на все времена и т.д. Хотя было трудно с деньгами –  ведь тогда и своей валюты не было, а выпущенные через пару лет сумы-купоны были настолько смехотворными по своей покупательной силе, что люди без зазрения совести использовали их в туалете – люди шли на этот книжный базарчик и каждый из него что-то уносил. Народ что-то читал, просвящался, набирал ума, у него развивалось свободомыслие. Да и И.Каримов вдруг блеснул талантом просветителя –  он начал писать книги о политике, экономике, мировом кризисе и даже морали. Правда, до 55 лет будучи министром финансов, 1-секретарем Кашкадарьинского обкома компартии Узбекистана и другим ответственным работником он ничего, даже одну статью, не написал –  не то было некогда, не то талант еще не раскрылся.

Когда ему стукнуло 55 лет вдруг он обнаружил у себя необыкновенный талант писателя на политические, экономические и морально-этические темы и стал писать одну книгу за другой. Так и у Леонида Ильича проявился талант писателя когда он еле связывал два слова, а слово “систематически” он выговаривал как “сыскимасыски”. Но народ почему-то не побежал в книжные магазины покупать его книги –  они не теснились на полках с обычными книгами, им были отведены специальные стенды с его улыбающимся на все лицо портретом. Правда, студенты ВУЗов, учащиеся лицеев и колледжей под понукание наставников начали изучать его книги, сдавали по ним экзамены. Так в Узбекистане появился свой Брежнев. Но народ упорно шел на базарчик возле ЦУМа. И это показалось властям Узбекистана подозрительно опасным и под надуманным поводом книжный базарчик был ликвидирован.

Но жизнь на этом не остановилась. В Узбекистан хлынул поток книг из мусульманских стран, книги, брошюры и листовки религиозной партии “Хизб ут-Тахрир” заполонили весь Ташкент и другие города, листовки оставляли в почтовых ящиках. За чтение и хранение брошюры “ал-Вайл” многие сотни, если не тысячи, людей власти отправили в тюрьмы. Информация (книги, газеты, журналы, листовки и т.д.) как сообщающиеся сосуды – если в одном сосуде убывает, то в другом сосуде прибывает, но уровень остается неизменным. Уничтожив книжный базарчик возле ЦУМа, власть справоцировала приток совершенно другой, чуждой менталитету народа литературы. Активизировали свою деятельность различные течения и секты христианской религии, которые начали завозить из зарубежа свою литературу. Начались громкие суды над этими активистами, международные организации по защите религиозных прав человека (как, например, “Форум 18”) стали обвинять власти Узбекистана в нарушении религиозных прав людей. Выиграла ли власть Узбекистана в международной арене своими репрессиями против религиозных прав людей, конфисковывая у них религиозную литературу, а самих отправляя в тюрьмы? Конечно, нет!

 

Реклама
Categories: СТАТЬИ | Оставьте комментарий

Навигация по записям

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: