КОММУНИСТИЧЕСКАЯ НЕТЕРПИМОСТЬ И МЕСТЬ (Часть IV)

 СОСТОЯНИЕ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ И СУДЕБНЫХ СИСТЕМ УЗБЕКИСТАНА

или

ПОЛИТИКА  И.КАРИМОВА  “НЕ ОТВЕЧАТЬ!” 

 Когда еще находился в Узбекистане я в качестве защитника принимал участие в ряде уголовных дел, а также в делах административной ответственности, что дало возможность хорошо изучить эти структуры. Единственная, но масштабная “заслуга” И.Каримова перед узбекским обществом состоит в том, что он способствовал рождению и укреплению в стране правоохранительной и судебной системы (ПоСС), репрессивность которой намного превышало репрессивность такой же системы советских времен.Эта система не покладая рук “работала” на основе, по сути репрессивных, законов, которых принимал парламент, на 95% состоящий абсолютно неграмотных по части правово-юридических знаний депутатов (бывшие директора совхозов и председатели колхозов, передовики производства, работники хокимиятов и т.д.). и в результате эта система, пропустив общество через свои жернова, психологически опустила его до уровня раба, сформировала у населения невиданное доселе страх перед властью. И.Каримов ни в экономике, ни в вопросах социальной сферы и ни в других областях жизни общества не проводил от души какой-либо значимой работы, чем в области создания страшной ПоСС. Образно говоря, я тогда груз-давление ПоСС на общество сравнивал с огромным кирпичом, положенном на лист бумаги во время сильного ветра, чтобы ее (бумагу) не унесло. То, что ПоСС относится с презрением к существующему законодательству, жалобы и обращения граждан игнорируются на каждом шагу, называют белое черным, а черное белым, и это совершенно очевидно, не вызывает удивления поощрение коррупции в этой системе, а взятка превращена в решение любой задачи –  все это превратило общество в нЕмощную, послушную и безмолвную толпу перед властью.

Первоочередной задачей государственных учреждений является реагировать на обращения народа, так как работники этих учреждений либо выбраны народом напрямую, либо поставлены на данную должность ранее выбранным народом представителем власти (и, следовательно, тоже выбраны народом!). И поэтому, закон “Об обращениях граждан” является одним из первоочередных законов, которых принимает парламент –  законодательная власть государства. Из разных уголков страны каждый день в государственные учреждения поступают тысячи (иногда десятки тысяч) писем. Одной из основных наших, правозащитников, задач являлась поиск ответа на вопрос “Насколько серьезно относятся государственные учреждения на обращения граждан и решают их проблемы на основе законов?”. В середине 90-х годов выяснилось следующее –  в Узбекистане у людей правовая грамотность на удивление низкая, для ее повышения власть сознательно никакие мероприятия не проводит, из-за того, что нанять адвоката не по-карману, и поэтому они не борются за свои права. Напр., когда в середине 90-х годов ПоСС стали массово арестовывать и осуждать людей, в книжных магазинах невозможно было купить Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. Их не было в магазинах не потому, что число арестованных намного превышало число выпущенных издательствами кодексов, а потому, что власть заранее планировала массовые аресты и намеренно ограничила выпуск кодексов. Арестовывают отцов, братьев, сыновей и дочерей. Здания следственных органов обнесены железными парапетами 3 (трех) метровой высоты. Можешь стоять возле этих железных ограждений с утра до вечера –  к тебе никто (госслужащий) не выйдет. Родители арестованного даже не знают в чем их сын обвиняется. Такое положение являлось МАССОВЫМ НАРУШЕНИЕМ прав народа со стороны государства.

Помню, в начале 2000-х годов в городе Ташкенте и области, в Джизаской, Ферганской, Самаркандской областях и Республике Каракалпакистан мы провели опрос среди населения с единственным вопросом: “Отвечают ли государственные учреждения на ваши жалобы и обращения?”. Члены и волонтеры нашей организации в течение 10 дней обходили дома, улицы, махалли, задавая людям данный вопрос. Результат нас ошеломил –  государственные учреждения в среднем на 90% обращений не отвечали. Мы пришли к такому выводу – если бы общее указание “НЕ ОТВЕЧАТЬ!” не было спущено заранее и из самых высоких органов, то у низших учреждений “не хватило бы духа” не отвечать на девять из десяти писем, поступающих в учреждения! Причина простая –  репрессивная политика не может существовать не нарушая законы, не игнорируя обращений граждан. Иными словами, для того, чтобы государственное учреждение признало свое бессовестное нарушение закона на вашу жалобу, то, по крайней мере, чиновники этого учреждения не должны быть сами бессовестными. Репрессивная политика государственных чиновников сознательно понукает, приучает и поощряет к бессовестному отношению к своим обязанностям. Для того, чтобы понять, возникший в Узбекистане этот феномен, необходимо рассмотреть вопрос: “Как И.Каримов занял пост главы государства”.

О том, что такое всенародные выборы знают многие, и если среди уважаемых читателей имеются лица, кто об этом не знает –  объясню по мере своих знаний. Если какое-либо общество людей не управляется, то вероятность возникновения в этом обществе анархии (беспорядки, преступления, убийства) весьма большая. В управлении обществом должно участвовать каждое достигшее совершеннолетия и дееспособное лицо, так как у каждого человека или каждой семьи имеются своеобразие и запросы. Однако, это (то есть, участие всех в управлении) невозможно –  обеспечение участия всех в обсуждении интересующих общество вопросов, нахождение необходимых и правильных для общества их решений весьма проблематично. Человечество в своей истории искало разные пути и методы решения данного вопроса, к этому делу привлекало умных и человеколюбивых людей общества. В истории человечества бесчисленное множество тиранов мечом правили большие и малые общества. Однако, за последние века люди, исходя из своих интересов и убеждений, стали создавать партии (группы), которые защищали интересы своих членов (сторонников). Борьба же интересов между партиями породила понятие общенародных выборов –  проведение народного выбора среди выдвинутых партиями кандидатов для управления обществом. Организация и проведение такого мероприятия не трудно –  каждый совершеннолетний и дееспособный человек получал право выбора на всеобщих выборах. Итак, ВЫБОРЫ превратились в процесс  НАЙМА менеджера по управлению обществом, то есть, найма человека, служащего обществу, управляющего государственными делами.

Следовательно, глава государства являясь наемным со стороны народа человеком, играет основную роль в отношениях “государство  –  народ”: он формирует правительство, государственные учреждения и разные службы. В зависимости от того, как глава государства формирует отношения между государственными учреждениями и народом, оно может превратиться либо в репрессивное, либо в народолюбивое (демократическое) государство. Это во многом зависит от личности главы государства и чистоты его помыслов. Некоторые путем обмана и одурачивания народа, фальсификации результатов выборов “выигрывают” выборы, а в своей дальнейшей деятельности выбирает путь, который позволяет ему как можно дальше отойти от народа, не выполнить своих предвыборных обещаний, лишить народ всех свобод, в целях очищения политического поля уничтожить людей, находящихся в оппозиционной позиции –  примеров этому можно найти по всему миру. Один из них, Ислам Каримов, именно таким путем 29 декабря 1991 года занял должность президента Узбекистана. Он пришел к власти еще в июне 1989 года, став главой Узбекской ССР по назначению Москвы (1-м секретарем ЦК Компартии УзССР), но это было не волеизъявление народа на всенародных выборах –  тогда были такие советско-коммунистические порядки. При СССР на всенародных выборах выдвигался один кандидат, так как на политическом поле помимо коммунистической партии других партий не было. В 1989-91 годах на части СССР (Прибалтийские республики, Украина, Грузия, Армения, Молдавия и Россия) развернулись мощные демократические движения, впервые выборы проходили на альтернативной основе. На предстоящих же всенародных выборах И.Каримов не мог это не учитывать.

Прошедшие 29 декабря 1991 года в Узбекистане первые всенародные выборы президента прошли на альтернативной основе (см. на часть II данной статьи). Этим И.Каримов превратился в демократа? Ничуть! Через 18 дней после выборов был расстрелян мирный митинг студентов, проходивший в Ташкентском студенческом городке. Еще через два месяца в Намангане и Коканде начались массовые аресты членов организаций “Адолат” (Справедливость) и “Инсонийлик ва инсонпарварлик” (Человечность и человеколюбие), а затем началось наступление на законно зарегистрированные организации НДУз “Бирлик” и партии “Эрк”, и все организации были ликвидированы из политического поля. Эти примеры убедительно показывают, что И.Каримов заранее планировал создать в Узбекистане репрессивное государство. Одной из характеристик репрессивного государства является построение между властью и народом мощную стену, которая кричи-некричи не позволяет голосу дойти до власти –  это не отвечать на жалобы и другие обращения населения или ограничиться “отпиской” (административное мошенничество). Ничуть непоколебавшись И.Каримов эту стену построил. Такое положение, когда игнорирование обращений населения возводится в ранг государственной политики не было даже при советском режиме! Чтобы не быть голословным приведу реальные примеры.

Первый пример. В моем блоге www.tolibyoqubov.wordpress.com выложена моя статья “Оппозиция в Джизаке”. В ней речь идет о Мустафокуле Мукимове, жителе нашего кишлака, учителе начальных классов местной школы. Для того, чтобы он помог написать жалобу, к этому необычайно грамотному человеку люди приходили со всех регионов Джизака. Людей, которые говорили “Я ничего не добился”, было крайне мало, обычно почти все на свою жалобу получали ответы и в большинстве случаях вопрос решался положительно. Я в скромном доме Мустафокула Мукимова видел ответы с подписями многих руководителей СССР. Мне посчастливалось работать вместе с ним в 1963-64 учебном году в одной школе.

Второй пример. Дехкон Худойбердиев, сын моей тетки, работал в колхозе трактористом (и это повествование начала 60-х годов). То ли ему надоело постоянно глотать пыл за рулем допотопного трактора У-2 без кабины, или захотел освоить другую специальность, не знаю, он, тем не менее, без разрешения председателя колхоза уехал в город, где поступил на курсы шоферов. Была весна, Дехкон засеял свой приусадебный участок, семена взошли, огурцы и другие овощи распустили листья, а деревья вовсю были окутаны зелеными листьями. Разгневанный председатель велел одному трактористу вспахать приусадебный участок Дехкона, который вспахал землю так, что после него осталась только голая земля. Председатель этим не успокоился –  он велел бухгалтеру колхоза не выдавать Дехкону его зарплату за несколько месяцев. Мустафокул Мукимов от имени Дехкона написал письмо Н.С.Хрущеву. О том, что пришел ответ от Н.Хрущева люди узнали тогда, когда совершенно побледневший, потерявший рассудок председатель колхоза прибежал в скромный двор Дехкона. Стало известно, что ответ Н.Хрущева сначала прочитали руководители района, и, вызвав председателя в райком партии, чуть не содрали с него шкуру. Деньги Дехкона принес ему домой сам председатель, а ущерб от уничтожения посевов на приусадебном участке он заплатил из собственного кармана. Дехкон долгое время письмо от Н.Хрущева носил в кармане, гордо показывая его каждому встречному и поперечному.

Выше я писал о политике “Не отвечать!”, проводимую И.Каримовым в Узбекистане. Эта политика имеет два смысла: 1) Она требует от государственных учреждений не отвечать на жалобы граждан; 2) Она еще делает ударение на то, что чиновники госучреждений перед законом “Об обращениях граждан” отвечать не будут. Почему? Перед тем как ответить на этот вопрос я еще раз просмотрел данный закон и … у меня появилось страстное желание здесь его выложить полностью, но меня остановило то, что уважаемый читатель может без труда найти его в интернете и с ним ознакомиться! Прекрасный закон! Без малого демократический закон! Человек, не знающий Узбекистан, ознакомившись с ним, наверняка захочет жить в нашей стране! В законе для обычного гражданина имеется все –  есть статья об обязательности рассмотрения обращений и жалоб граждан со стороны государственных чиновников, указан даже срок рассмотрения обращений и жалоб, не забыть в законе ответственность за нереагирование или затягивание срока реагирования без причины! Но … государственные чиновники не реагируют на 9 жалоб или обращений из 10! ЭТО ПОТОМУ, что государственный чиновник за нарушение закона не привлекается к ответственности! Чиновнику сказано –  “Твоя реакция на обращение или жалобу гражданина должна быть такая: “Твое обращение или жалоба –  мой … сам догадайся!”, а мы не позволим тебя обидеть”  –  такая УСТАНОВКА соблюдается в Узбекистане с момента преобретения независимости!

Все это –  разговоры в самом Узбекистане. Узбекистан окружен “железной стеной” (в прямом смысле), хоть тысячу раз қричи –  бесполезно, твой голос никогда не пробьет эту стену, то есть не дойдет до государственных учреждений. А как обстоит дело во многочисленных организациях Узбекистана в демократических государствах, в частности, в посольствах? 25 ноября 2014 года прилетела во Францию моя жена Турсуной Якубова. Она мне говорит: “Не пора ли тебе вернуться на родину? Постарел, болен неизлечимой болезнью, да и уже видны ворота другого мира. Может мы вместе вернемся в Джизак?”. После этих слов мной овладело желание вернуться на родину и я решил таки вернуться в Узбекистан. А в середине декабря 2014 года я написал письмо послу Узбекистана во Франции господину Равшану Усманову (получил уведомление о вручении моего письма посольству). Прошло без малого год –  от господина посла ответ не последовал! А я в начале подумал: “Наше посольство находится в демократическом государстве, ответ наверняка последует. Наверное господин посол понимает, что будет стыдно за нереагирование на мое обращение”. Верно или неверно –  незнаю, но один мой знакомый сказал, что я ошибаюсь и объяснил это так: “Посол Узбекистана никакой не посол, он решает вопросы пятой-десятой степени важности. Настоящий посол –  работник Службы Национальной Безопасности (СНБ), приставленный к посольству, все важные вопросы решает он. Твое письмо в тот же день наверняка было отправлено в офис СНБ в Ташкенте. Равшан Усманов участвует на официальных встречах, но и тогда рядом с ним должен быть работник СНБ”. Наверняка можно поверить!

Я написал статью  под названием “По законам какого государства работает посольство Республики Узбекистана  во Франции?” и отдал переводчику на перевод на французский язык. Эту статью я намерен послать трем ведущим изданиям Франции “Le Monde”, “Libération” и “Le Parisien” –  я верю, что главные редакторы этих газет серьезно отнесутся на мою просьбу и опубликуют мою статью на страницах своих газет. Французы должны знать, что работники посольства Узбекистана, расположенного в самом центре Парижа, игнорируют законы своего государства! Что касается утверждения моего знакомого, мне кажется, что он говорит правду. Недавно до меня дошла информация о том, что “Канаду “завоевывают” узбеки, которых направила в эту страну СНБ для постоянного проживания, и уже некоторые официальные организации Канады оказались у них на побегушках –  то, что они скажут стало законом для канадцев. Их основной задачей является дискредитация правозащитников и членов оппозиции из Узбекистана, когда-то получившие политическое убежище в Канаде, препятствие получению ими гражданства Канады и добиваться их депортации в Узбекистан”. Как говорится в этой информации, узбеки, получившие задание от СНБ, часто ездят к посолу Узбекистана в США на “угощение”. Говорят, что их веб-сайт очень популярен среди узбеков. Некоторые утверждают, что и в США, направленные сюда СНБ узбеки нисколько не отстают от узбеков, направленных в Канаду. Но, поступает и другая информация –  как некоторые говорят, один из них оказался “протухшим” и был арестован спецслужбами США. Его “протухание” оказался в том, что он полетел из США в Пакистан с целью влиться в ряды  Исламское Движение Узбекистана (ИДУ), но был задержан по дороге. Вероятно, что это событие не единственное и, следовательно, СНБ по мере своих возможностей помогает ИДУ. СТОП! Я отвлекся! Речь шла о том, что в самом Узбекистане и за рубежом его чиновники плюют на государственные законы. Итак … СЛЕДУЮЩИЕ  ВЫВОДЫ  ОЧЕВИДНЫ и опровергнуть их невозможно: 1) Самым часто нарушаемым законом со стороны государственных чиновников в Узбекистане является закон “Об обращениях граждан”; 2) При правлении страной И.Каримовым в Узбекистане следование законам стало намного хуже даже по сравнению с тоталитарным советским строем; 3) Массовое нарушение закона “Об обращениях граждан” со стороны чиновников есть ничто иное как принуждение общества свыкнуться с мыслью: “Ну, зачем ты себя изводишь? Писать жалобу властям бесполезно”; 4) Такая политика дала возможность чиновникам власти без страха совершать любое преступление, то есть совершение преступления было поднято в ранг государственной политики. Иными словами, Узбекистан превратился в криминальное государство.

На самом деле, возведение в ранг государственной политики совершение тяжких преступлений наблюдалось уже в первые годы независимости. Первое предложение доклада Общества Прав Человека Узбекистана (ОПЧУ), распространенный мной 7 января 2004 года, было: “Многие годы Общество Прав Человека Узбекистана (ОПЧУ) доводило до сведения мирового демократического сообщества, демократических институтов во всем мире информацию о том, что пытки в пенитенциарных учреждениях Узбекистана не только применяются, но и возведены в ранг государственной политики”. (С полным русским текстом доклада можно ознакомиться здесь: https://huquqolami.wordpress.com/2015/04/13/%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4-%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2-%D1%87%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BA%D0%B0-%D1%83%D0%B7%D0%B1%D0%B5%D0%BA%D0%B8/).

В Узбекистане к человеку, задержанного сотрудниками правоохранительных органов, с момента привода его в участок милиции или подвал СНБ, начинают применять пытки –  как только он входит в участок милиции или спускается в подвал СНБ, на него обрушивается град ударов сотрудников милиции или СНБ. Избиение продолжается до тех пор, пока задержанный, уже не чувствуя ударов, безсознания будет лежать на земле. Для того, чтобы привести его в сознание, на него ведрами выливают холодную воду, а когда он приходит в сознание, вновь его избивают и это “гостеприимство” продолжается до тех пор, пока он не сломается –  некоторым достаточно первая серия ударов. Сломненному человеку можно “пришить” уголовное дело по любому преступлению, он подписывает любую бумагу. Человек, до задержания не совершивший никакое преступление, до доставки его до милицейского участка или в подвал СНБ и до первого удара кулаком в лицо, считает себя невиновным и, естественно, он будет удивлен, что так его “встречают”. И после того, когда он первый раз приходит в сознание, ему кажется, что произошло “недоразумение”. Он надеется, что “поймут, что он не совершал преступления, и справедливость восторжествует”. Но никто его об этом не спрашивает и избиение продолжается до его “признания” или до его смерти. Я беседовал с сотнями таких людей и из их рассказов можно было понять, что только места (участки или подвалы) избиений разные, а “встреча” и допросы одинаковые. Во всех милицейских участках, следственных кабинетах и подвалах, а также в колониях исполнения наказаний (КИН) Узбекистана ситуация именно такая, то есть имеет массовый характер! Почему я на этом так тщательно остановился? Дело в том, что любая пытка со стороны государственного чиновника (следователя милиции, СНБ или прокуратуры, надзирателя КИН) считается преступлением [статья 235 УК РУз]. Следовательно, в Узбекистане пытки возведены в ранг государственной политики –  мы всегда писали именно об этом. ВЫВОД: В Узбекистане ФЕНОМЕН ПЫТОК и ФЕНОМЕН “НЕ ОТВЕЧАТЬ” являются взаимодополняющей государственной политикой!

В части II свой статьи я коротко рассказал о моем зяте Азаме Фармонове, который с 29 апреля 2006 года содержится в заключении. В судебном производстве уголовного дела 1-110/2006 Азама Фармонова я участвовал в качестве защитника и доказал его абсолютную невиновность. Однако, “правосудие” Узбекистана его отправило в тюрьму. Осуждение невиновного человека считается преступлением [см. УК РУз, глава XVI, статья 230 (Привлечение невиновного к ответственности)] и это преступление совершено государством! Это преступление государственные чиновники скрывают только одним способом – НЕ ОТВЕЧАТЬ НА ЖАЛОБЫ! Я в качестве защитника, а моя дочь Озода Якубова, как супруга без вины осужденного  Азама Фармонова, столкнулись страшным, с описанным выше феноменом –  на наши жалобы не ответили и президент И.Каримов, и Генеральный прокурор Р.Кодиров, и председатель Верховного суда Б.Мустафоев. А начальник Главного управления исполнения наказаний (ГУИН), заместитель министра внутренних дел А.Шодиев даже установил рекорд –  он не ответил ни на одну из более 10 (десяти) жалоб Озоды Якубовой! Ответ Омбудсмана Республики Узбекистан Сайёры Рашидовой гласил так: “Ваша жалоба направлена в Генеральную прокуратуру для рассмотрения” – такой ответ считается отпиской, то есть, административным мошенничеством.

Суд –  последняя инстанция государства, востанавливающая справедливость, то есть, если прокуратура (контролирующий орган за выполнением законов) и другие ответственные органы государства оставляют без ответа жалобу гражданина или несправедливо подходит к ее решению, то остается только один орган государства, который может ее (справедливость) восстановить и это – СУД! Это аксиома, которая признана во всем мире! Если и суд не способен восстановить справедливость, то это означает превращение чиновничества государства в банду разбойников (Августин Аврелий, Рим, IV-век н.э.). Поэтому я ограничусь приведением ниже только одной жалобы –  эта жалоба, написанная мной, законным защитником (по решению суда), затем последовательно переписанная на имя Озоды Якубовой, далее –  члена правозащитной организации “Эзгулик” Абдурахмона Ташанова, и, наконец, Азама Фармонова была направлена 4 (четыре) раза в Верховный Суд на имя председателя Б.Мустафаева. Ни на одну из этих жалоб главный судья страны не ответил. Даже на мою жалобу!! Ведь я, еще раз повторю, участвовал в судебном производстве в качестве защитника того уголовного дела, в котором Азам Фармонов проходил в качестве подсудимого.

В ответе  начальника отдела жалоб и приема граждан Верховного Суда К.Мамарахимова за №13-1169-14 от 24 февраля 2014 года Озоде Якубовой в частности сказано “Вы в уголовном деле не участвовали в качестве защитника, поэтому ваша жалоба не будет рассмотрена”. Хотя с юридической точки зрения данное утверждение верное, но сам ответ является административным мошенничеством. Почему? Председатель суда (или какой-либо судья Верховного Суда), ознакомившись с жалобой и убедившись в верности приведенным в ней доказательства, председатель Верховного Суда должен 1) либо инициировать пересмотр приговора первой инстанции суда, 2) либо ходатайствовать перед Генеральной прокуратурой возбуждение уголовного производства на основе вновь открывщихся обстоятельств по статье 524 УПК РУз. Это –  естественный случай, так как даже в странах, где функционирует справедливое правосудие, на этапе дознания, следствия или судебного производства могут произойти случайные ошибки. Разница между справедливой и несправедливой судебными системами в том, что первая признает ошибку и сразу приступает к ее исправлению, а вторая –  ее не признает, на жалобы не отвечает или переходит на путь административного мошенничества.

В тюрьмах (колониях, зонах) Узбекистана у заключенного нет возможности написать жалобу на имя председателя Верховного Суда. Напр., в колонии УЯ 64/71 в Жаслике заключенным даже никогда не выдавали лист бумаги. Об этом мне известно потому, что моя дочь 9 лет ездила к мужу на свидание. Исходя из этого, мы жалобу переоформили на имя Азама Фармонова, и ее по почте отправили подполковнику Ботиру Кенжаеву, начальнику колонии УЯ 64/71, в которой Азам Фармонов отбывает наказание. По закону, Б.Кенжаев, получив жалобу, должен был осуществить следующие действия: 1) Вызвать Азама Фармонова в свой кабинет; 2) Зачитать жалобу заключенному вслух; 3) Вручить жалобу заключенному для повторной читки и проставления на ней свою подпись; 4) После зачитки и подписания заключенным жалоба возвращается начальнику колонии; 5) Начальник также подписывает жалобу и свою подпись заверяет своей (учреждения) печатью; 6) Начальник по почте или курьером отправляет жалобу в Верховный Суд. Жалобу начальнику колонии по почте Озода отправила 12 февраля 2014 года. Прошло 19 месяцев со дня отправления жалобы, за это время в колонии сменился начальник. За 19 месяцев Озода к мужу съездила по крайней мере 6 раз. Как стало известно, Азама начальники ни разу не вызывали, не предлагали подписать какой-либо документ. Естественно, жалоба до Верховного Суда не дошла. Система весьма сплоченная –  Прокуратура, Милиция, ГУИН и Суд по рабски выполняют приказ верхов  “НЕ ОТВЕЧАТЬ”!

 

Реклама
Categories: СТАТЬИ | Оставьте комментарий

Навигация по записям

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: